Как Казахстану удается решать конфликты дипломатическим путем, без ущерба для двусторонних отношений

3738

Между Турцией и Китаем вновь произошел конфликт. На этот раз причиной стала пока не подтвержденная гибель уйгурского поэта Абдурехима Хейита в китайской тюрьме. Анкара обвинила Пекин в массовых репрессиях и притеснениях мусульман, живущих в КНР, параллельно, критикуя коллег из других стран за бездействие. Создается впечатление, что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, вновь начал примерять на себя роль «защитника всея тюрков», несмотря на риск остаться со своими империалистическими замашками в полной изоляции.

«Праведный гнев» Эрдогана, на первый взгляд, выглядит весьма благородно, если не брать во внимание массовые репрессии в самой Турции и закрыть глаза на то, что яро защищать мусульман всего мира турецкий лидер начинает каждый раз, когда необходимо отвлечь внимание общественности от более важных проблем. Так с чем же связаны «великодушные» порывы президента Турции на этот раз?

Министерство иностранных дел Турции обвинило Пекин в создании тюрем и «лагерей политического перевоспитания» для уйгуров (а также для казахов и других мусульманских меньшинств). Представители Пекина все обвинения Анкары назвали «отвратительной ложью», а новости о смерти Абдурехима Хейита – «грязными слухами». В качестве доказательств китайские власти привели недавние записи выступлений поэта на портале  «YouТube».

Однако президент Турции на эти доводы проигнорировал. Как обычно, Реджеп Тайип Эрдоган не стал вступать в дискуссию с партнерами, проявил бескомпромиссное упорство и стал публично в агрессивной форме возмущаться, что мусульман то и дело притесняют по всему миру, особенно в Китае. Турецкий лидер также упрекнул некоторых мировых политиков за попустительство и сдержанную реакцию по данному инциденту.

О так называемых «лагерях перевоспитания» в Китае ходит очень много слухов. В самой стране их наличие не опровергают, хотя и отрицают, что там применяют агрессивные методы перевоспитания. Помимо Турции ситуацией обеспокоились также Казахстан и Кыргызстан.

Год назад в Казахстане обнаружили человека, которому довелось побывать в одном из таких «лагерей перевоспитания». Он рассказал, что только в Кашгаре, в одном из уездов СУАР, в заключении оказались не менее 3 тысяч человек.

Эта информация вызвала серьезное беспокойство у казахстанских властей. По поручению президента, МИД страны начало срочные переговоры с китайскими коллегами. Правда, рассматривались только частные дела отдельных лиц. Ведь выяснилось, что массового характера ситуация не имела. По информации китайской стороны, некоторых этнических казахов действительно задерживали, но не просто так, а за нарушения правил пересечения государственной границы КНР.

В августе 2018 года МИД КНР организовал поездку представителей казахстанской общественности в СУАР. Делегация смогла воочию наблюдать за происходящим и поднять вопрос о положении этнических казахов в Синьцзяне. В итоге этой поездки освободили нескольких человек, которые были в лагерях политического воспитания. На этом конфликт был исчерпан. Решили его дипломатическим путем, без ущерба для двусторонних отношений Казахстана и Китая.

Так почему же турецкий лидер переживает за граждан других государств сильнее, чем за своих? И почему такую стратегию Эрдоган выбрал именно сейчас? И почему ради этой стратегии он, руководитель страны, которая объективно переживает не лучшие времена, не боится рассориться с важным экономическим партнером?

К сожалению, ответы на все эти вопросы намного банальнее, чем кажется на первый взгляд. Реджеп Тайип Эрдоган – достаточно прагматичный политик и все его слова и поступки продуманы наперед. В данном случае его выступления – обычный отвлекающий маневр. 31 марта в Турции пройдут местные выборы. Население будет избирать  губернаторов провинций, мэров, членов региональных парламентов, госсоветов, руководителей муниципалитетов, сельских и районных старост и членов сельских советов. Как правило, местные выборы в Турции не привлекают большого внимания. Но только не в этот раз. В нынешних экономических и геополитических условиях местные выборы, по сути, референдум о доверии Эрдогану и правящей партии.

Вот почему президенту Турции так важно было именно сейчас вспомнить вдруг о судьбе мусульман во всем мире и показать, какой он сильный и волевой лидер, который не боится вступать в конфликт даже с таким авторитетным и уважаемым партнером как Китай. И этот маневр удался, ведь по стране прокатилась новая волна антикитайских выступлений.

Кроме того, в Турции началась очередная серия арестов. Прокуратура страны выдала ордер на задержание 1112 человек. Их подозревают в связях с движением проповедника Фетхуллаха Гюлена, которого обвиняют в попытке государственного переворота в Турции. Его сторонников уже третий год пытаются «вычистить» из турецкой государственной системы. После неудавшегося путча в 2016 году в Турции арестовали более 77 тысяч человек. Чаще без доказательств их вины. Еще 150 тысяч госслужащих и военных совершенно безосновательно лишили работы. Такая карательная кампания, понятное дело, вызвала критику в обществе. И новая волна арестов вполне могла бы стать поводом для массовых манифестаций.

Но тут «как нельзя кстати» вспыхнул вдруг конфликт с Китаем. Реджеп Тайип Эрдоган вновь отвлек внимание своего народа от действительно важных тем. Только вот вопрос, надолго ли?

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here